Цинизм и романтика. Вместо бложика.

Все о литературе. Отечественной и зарубежной. Классики и современники.
Обсуждение, мнения, комментарии.
Собственные произведения.
Ответить
Аватара пользователя
Aspirin
аксакал
Сообщения: 4281
Зарегистрирован: 25.08.17 13:22
Откуда: Москва
Пол: М

Цинизм и романтика. Вместо бложика.

Сообщение Aspirin » 19.03.19 01:30

Бывало, на даче, в весеннюю тёплую пору,
Откроем все окна и хвою сгребаем с травы,
Глядь через забор - поднимается медленно в гору
Усатая морда с репьями вокруг головы.

Откуда-то вдруг появлялось второе дыханье,
Уборка, глядишь, веселее и шибче идёт,
И жизнь обретала иные совсем очертанья,
Когда приходил к нам ободранный ласковый кот.

"Эй, рыжий, ну как зимовал, промурлыкай!" -
И котик мурлычет и вьётся у нас по ногам,
С клещами и с выдранным боком, а вроде не дикий,
Ты вовремя, братец, к телятине и пирогам!

На солнышке жмурится, дочиста съев угощенье,
Глядишь на него, и рассеялась тыща проблем,
Ободранный котик, и вера, и бедам прощенье,
И хочется жить и скакать, и не грустно совсем.

Соседи по осени в город его было взяли -
Да хрен там, не дался, с заправки обратно удрал,
Которую зиму зимует котяра как зяблик,
Там выпросит что-то, там мышь или птичку задрал.

А этой весной подевался куда-то, не видно.
Почти уже лето - а нету... Нет, вот он, идёт!
И хляби небес, и прокол в колесе - не обидно,
Когда появляется рыжий и ласковый кот.

Ступает по грязи, как Бог по воде, величаво,
Христос и Озирис, он весть нам благую несёт,
И жизнь представляется праздником, вечной халявой,
Когда появляется рыжий ободранный кот.

Вадим Степанцов.

Аватара пользователя
Meks
старейшина
Сообщения: 1189
Зарегистрирован: 03.10.10 03:07
Откуда: РФ
Пол: М

Цинизм и романтика. Вместо бложика.

Сообщение Meks » 19.03.19 13:10

Копипаста, яснопонятно.

Аватара пользователя
Aspirin
аксакал
Сообщения: 4281
Зарегистрирован: 25.08.17 13:22
Откуда: Москва
Пол: М

Цинизм и романтика. Вместо бложика.

Сообщение Aspirin » 19.03.19 18:31

Meks писал(а):
19.03.19 13:10
Копипаста
Да, конечно же копипаста.
Нужно было мне сразу об этом предупредить, протупил.
Буду тут делиться тем, что мне кажется интересным
и не очень известно народу.
Если никто не против, конечно.


Жизнь в кастрюле

Учёные утверждают, что жизнь — это форма существования белковых тел.

Я бы с ними поспорил, потому что, например, варёное яйцо — это безусловно белковое тело, но при этом совершенно неживое. Но с учёными спорить бесполезно: у них всегда есть что возразить.

А вообще учёные уже много тысяч лет пытаются изготовить Жизнь из чего-нибудь неживого, но получается у них плохо, то есть совсем ничего не получается.

Методов у них два: механический и химический.

Механисты раньше изготавливали заводных птичек, уточек и человечков. Птички чирикали, уточки крякали, а человечки плясали, но были при этом совершенно дохлые (это понимал любой ребёнок, расковырявший говорящую куклу).

Позже те же самые учёные изобрели компьютер: он тоже поёт, тоже крякает и притворяется живым, но всякий, кто на нём работал, прекрасно понимает, что он тоже дохлый. Да и вообще, что это за живое существо, которое можно уничтожить просто вылив на него стакан обыкновенной водопроводной воды? Не бывает такой жизни.
► Показать
Дмитрий Горчев.

Аватара пользователя
Aspirin
аксакал
Сообщения: 4281
Зарегистрирован: 25.08.17 13:22
Откуда: Москва
Пол: М

Цинизм и романтика. Вместо бложика.

Сообщение Aspirin » 22.03.19 21:27

Письмо поэта Степанцова Роскомнадзору
о том, чем действительно стоит заняться в Сети

Вот и выходит в тираж поколение первых
любительниц селфи,
Новые куры на смену им в сеть прибегают толпой:
Ножку одну на носочек,
другую согнув в треугольник,
Курицы смотрят на вас, как бы смущаясь слегка.
Много теперь по сетям молодого куриного мяса,
Только и старые квочки позиций сдавать не хотят,
Лыбятся в камеру крашеных губ силиконом,
И татуажем забили себе на мослах целлюлит.
Девы-подростки вовсю стримят прямые эфиры,
Глазками хлопают, носики морщат смешно,
Птицы постарше, за ними пытаясь угнаться,
Напоминают мне старых эстрадных педрил.
Те же у них индюшачьи понты и повадка,
Хвост распушают, трясут индюшачьей соплей:
Вроде и нету сопли, а вот в камере видно,
Взять бы тебя за неё –
и башкой приложить об асфальт!

Раньше дрочили все на фигуристок,
актрис и гимнасток,
Кто покультурней – на Рубенса жир, на прелестниц Буше,
Было же время, эпоха!
Верните мои восемнадцать.
Роскомнадзор, запрети этих пугал – достали ваще!

Вадим Степанцов.

Аватара пользователя
Aspirin
аксакал
Сообщения: 4281
Зарегистрирован: 25.08.17 13:22
Откуда: Москва
Пол: М

Цинизм и романтика. Вместо бложика.

Сообщение Aspirin » 30.03.19 17:04

Металлистка

На металлической тусовке,
Где были дансинг и буфет,
Ты мне явилась в буйном соке
Своих одиннадцати лет.

Твой хайр был платиново-белым,
И губы красными, как мак,
Железом курточка блестела,
И медью отливал башмак.

Цедя какую-то фруктозу,
Я про себя воскликнул: "Ах!
Ты металлическая роза,
Бутон в заклепках и шипах!"

Как бритвой с лезвием опасным,
Ты взглядом врезалась в меня.
И я вдруг брякнул: "Ты прекрасна,
И я влюблен в тебя ужасно,
Но, бэби, мне не очень ясно,
Зачем тебе твоя броня?"

И распахнулся рот багровый,
И голос твой проскрежетал:
"Чувак, мы встретимся по новой,
Когда ты врубишься в металл.

Пусть металлическое семя
В твой мозг фригидный упадет
И пусть стальной цветок сквозь темя
В росе кровавой прорастет.

Тогда, мой дорогой товарищ,
Ты, раздирая руки в кровь,
Цветок сорвешь и мне подаришь,
И снизойдет на нас любовь.

А счас, покуда ты квадратный,
Пока металлом не блестишь, -
Оставь меня, катись обратно,
Катись, браток, куда хотишь."

В меня впивались, словно пули,
Твои свинцовые слова...
Лишь дома мне моя мамуля
Их спицей вынула едва.

И думал я, кусая палец:
"Богат железом Эсэсэр." -
И плакал, как бессильный старец
Я, шестиклассник, пионер.

Вадим Степанцов.

Аватара пользователя
Aspirin
аксакал
Сообщения: 4281
Зарегистрирован: 25.08.17 13:22
Откуда: Москва
Пол: М

Цинизм и романтика. Вместо бложика.

Сообщение Aspirin » 23.04.19 11:09

Во все времена, опасаясь чего-то,
До пота долбили бараны ворота.
Долбили бараны заборы и двери,
Долбили по вере и по недоверью…
И ежели кто-то построит ворота –
Бараны выходят тотчас на работу…
Но ныне бараны ведут себя странно
И я бы назвал бы их АНТИбараны:
Ворота ломать им теперь неохота –
Сегодня бараны возводят ворота!
Чуть стоит дыре появиться в заборе –
Уже в ней ворота, уже на запоре,
А рядом – бараны дружиной в дозоре:
Попробуй, безрогий, с рогами поспорить!..

Папа Лёша Бармутов.

Аватара пользователя
Aspirin
аксакал
Сообщения: 4281
Зарегистрирован: 25.08.17 13:22
Откуда: Москва
Пол: М

Цинизм и романтика. Вместо бложика.

Сообщение Aspirin » 25.04.19 23:39

А я сегодня с печи слез,
да вынул с подпола обрез.
Тудыть её, радяньску власть -
мы на неё хотели класть.

А мне навстречу прёт Илья,
а он такой же, как и я,
а он идёт, мать его так -
да недорезанный кулак.

Спалили с братом сельсовет,
всю красноту свели на нет.
А вон с верёвки смотрит вдаль -
да комсомольский секретарь.

А председатель, гад, ушел,
и он ЧК в село привёл.
Куда девалась та ЧК -
то знает быстрая река.

А перед тем, как я помру -
сынам раздам я по ружью.
Пусть все споют за упокой
тем, кто ушел от нас с Ильёй.

Агропромблююююз.
Из памяти.
Андрей Собака с Гоголей.

Отправлено спустя 9 часов 42 минуты 12 секунд:
Забыл второй куплет.
Без него не понятно.

Весь мой отборный, кровный хлеб
забрали сволочи в Комбед.
Тут разобрало меня зло,
к братану я пошёл в село.

Аватара пользователя
Aspirin
аксакал
Сообщения: 4281
Зарегистрирован: 25.08.17 13:22
Откуда: Москва
Пол: М

Цинизм и романтика. Вместо бложика.

Сообщение Aspirin » 01.05.19 00:09

Девяностые.
Всё перемешалось в кашу.
Что курили или жрали эти перцы - мне не ведомо.
Чердак офицера - назывались они.
Рок-н-ролл.
Лютая панкуха.
Лучше не слушать. )
Я предупредил! :D

Нас было двадцать восемь в танке,
в живых остался я один.
Моих товарищей останки
залил пылающий бензин.
► Показать

Аватара пользователя
Aspirin
аксакал
Сообщения: 4281
Зарегистрирован: 25.08.17 13:22
Откуда: Москва
Пол: М

Цинизм и романтика. Вместо бложика.

Сообщение Aspirin » 04.05.19 15:21

Империя


По утрам, целуясь с солнышком,
небеса крылами меряя,
я парю орлом-воробушком
над тобой, моя Империя.

Озирая территорию,
кувыркаюсь в атмосфере я.
Я люблю твою историю,
я люблю тебя, Империя.

Воевали нам колонии
Ермаки, А. П. Ермоловы,
в Адыгее и Полонии
нерусям рубили головы.

Завелись поля не куцые
у великой русской нации,
но случилась революция -
и пошла ассимиляция.

Побраталась Русь с ордынцами,
получилась Эсэсэрия.
Я люблю тебя, Империя.
Я люблю тебя, Империя.

Судьбы нас сплотили общие,
слитным хором петь заставили,
пели мы, а руки отчие
били нас и раком ставили.

Были радостные звери мы -
стали скользкие рептилии.
Я люблю тебя, Империя,
царство грязи и насилия.

Расфуфыренная, гадкая,
видишь, как младенец хнычу я,
глядя на твое закатное,
обреченное величие.

Вот придёт японец с роботом,
немец прибежит с компьютером,
выжрут шнапс - и с диким гоготом
по кусочкам разберут тебя.

И тогда к чертям собачьим я
разгрызу себе артерии
и полягу сдутым мячиком
на развалинах Империи.

Чушь! К чертям! Прости мне, Родина,
всплеск минутного неверия.
Я люблю тебя, Империя!
Я люблю тебя. Империя!

На грязюках на болотистых,
где одни лягушки квакали,
всходят пурпурные лотосы,
а меж них шныряют цапели.

Где паслись утята гадкие,
нынче бьют крылами лебеди.
Стали девки наши сладкие
со спины, с боков и спереди.

Проходя-бредя столицею,
я нет-нет - и дерну за косу
то киргизку круглолицую,
то грузинку круглозадую.

И не важно, что по-прежнему
не везёт девчонкам с мордами,
зато души стали нежными,
зато груди стали твёрдыми.

В юных бошках мысли роются,
молодёжь прилежно учится.
Мы построим, что построится,
мы получим, что получится.

А получится, уверен я,
развесёлая мистерия.
Я люблю тебя, Империя.
Я люблю тебя, Империя.

Вадим Степанцов.

Отправлено спустя 6 минут 36 секунд:
Это было услышано в девяностых на Гоголях,
после моей армии,
и запомнено, и найдено потом,
а написано ещё раньше.
Для ясности.

Аватара пользователя
Aspirin
аксакал
Сообщения: 4281
Зарегистрирован: 25.08.17 13:22
Откуда: Москва
Пол: М

Цинизм и романтика. Вместо бложика.

Сообщение Aspirin » 18.05.19 10:35

Зелёный берег

Я видел зелёный берег,
И синий весенний свет
И море лучами мерял,
Китов щекоча, рассвет…
Тропинка свернула в воздух –
Бродягам и чудакам
Дозволено трогать звёзды
И бегать по облакам…

Живите в воздушных замках,
Поите дождями лес,
И всеми цветами радуг
Украсьте лазурь небес!..
Ловите своё «однажды» -
Всё кончится, и тогда
К делам возвратится каждый
В далёкие города…

Оттолкнись смелее
От асфальта улиц –
Слышишь – всё проснулось –
Шорох, шелест, шёпот!..
Головокруженье,
Новых дней рожденье… –
Вечное вращенье
Калейдоскопа!..

Вам будет в делах удача,
И много хороших дней…
И станете вы богаче,
И станете вы умней…
И слава придёт, и опыт,
Но, как-то однажды, вдруг
В мельканьи калейдоскопа
Забыв поглядеть вокруг
Вы можете не заметить,
Что стоит лишь захотеть,
И можно – в ладонях ветер!.. –
В звенящий простор взлететь!..
Другое смеётся утро,
Ликует заздравный пир,
А вы, потеряв минуту,
Понять не успели мир…

Оттолкнись смелее
От асфальта улиц –
Слышишь – всё проснулось –
Шорох, шелест, шёпот!..
Головокруженье,
Новых дней рожденье… –
Вечное вращенье
Калейдоскопа!..

Папа Лёша Бармутов.

Аватара пользователя
Aspirin
аксакал
Сообщения: 4281
Зарегистрирован: 25.08.17 13:22
Откуда: Москва
Пол: М

Цинизм и романтика. Вместо бложика.

Сообщение Aspirin » 24.05.19 11:51

У меня есть сестра.
Младшая.
Недееспособная.


У моей сестрёнки есть увлеченье –
Дела нет занятней – только посмотри:
В будний день, и в праздник, и в воскресенье
Мыльные она пускает пузыри…

Я хожу по дому, и повсюду вижу –
Пузыри летают от стены к стене…
Кое-кто подальше, кое-кто – поближе,
Выше и пониже ростом и в цене,

Кое-кто побольше, кое-кто поменьше,
В комнате, залитой тёплой духотой,
Кто-то попестрее, кто-то посерее,
Гордые до спеси своей пустотой…

Дутые и важные, слепые и глухие –
Им не надо думать, чувствовать, хотеть…
Лишь одна мыслишка, лишь одно желанье:
Как бы не наткнуться и не налететь!

Вдруг поднялся ветер, распахнул окошко –
Стало посвежее в комнате немножко…
Отойди сестрёнка, слушайся подсказки:
Пузыри щас лопнут, и защиплет глазки!

Папа Лёша.

Аватара пользователя
Meks
старейшина
Сообщения: 1189
Зарегистрирован: 03.10.10 03:07
Откуда: РФ
Пол: М

Цинизм и романтика. Вместо бложика.

Сообщение Meks » 25.05.19 13:32

Оспаде, херота то какая

Аватара пользователя
Aspirin
аксакал
Сообщения: 4281
Зарегистрирован: 25.08.17 13:22
Откуда: Москва
Пол: М

Цинизм и романтика. Вместо бложика.

Сообщение Aspirin » 28.05.19 00:33

Да пох. Класть. На мнения разные. На, лови:

"нет нет я вас не посылаю
я в счастье отправляю вас
там без меня вам будет лучше
в сто раз "

Смайлег. Дружелюбный. :D

Отправлено спустя 5 минут 42 секунды:
И вдогонку.
Скрытый текст
Для просмотра скрытого текста необходимо быть авторизованным пользователем.
Yes yes yes/

О, вот так норм.
Неплохая вёрстка.

Аватара пользователя
Aspirin
аксакал
Сообщения: 4281
Зарегистрирован: 25.08.17 13:22
Откуда: Москва
Пол: М

Цинизм и романтика. Вместо бложика.

Сообщение Aspirin » 01.06.19 22:53

The road to wisdom? — Well, it's plain
and simple to express:
Err
and err
and err again
but less
and less
and less.

Пит Хейн, Дания. Груки.
https://en.wikiquote.org/wiki/Piet_Hein


Мне очень нравится вот этот перевод:
"Дорога к мудрости проста,
Как этот краткий стих:
Ошибки смело совершай -
И станет меньше их."

Аватара пользователя
Aspirin
аксакал
Сообщения: 4281
Зарегистрирован: 25.08.17 13:22
Откуда: Москва
Пол: М

Цинизм и романтика. Вместо бложика.

Сообщение Aspirin » 28.07.19 14:21

Boots
(Infantry Columns)

WE’RE foot—slog—slog—slog—sloggin’ over Africa!
Foot—foot—foot—foot—sloggin’ over Africa—
(Boots—boots—boots—boots—movin’ up and down again!)
There’s no discharge in the war!

Seven—six—eleven—five—nine-an’-twenty mile to-day—
Four—eleven—seventeen—thirty-two the day before—
(Boots—boots—boots—boots—movin’ up and down again!)
There’s no discharge in the war!

Don’t—don’t—don’t—don’t—look at what’s in front of you.
(Boots—boots—boots—boots—movin’ up an’ down again!)
Men—men—men—men—men go mad with watchin’ ’em,
And there’s no discharge in the war!

Try—try—try—try—to think o’ something different—
Oh—my—God—keep—me from goin’ lunatic!
(Boots—boots—boots—boots—movin’ up an’ down again!)
There’s no discharge in the war!

Count—count—count—count—the bullets in the bandoliers.
If—your—eyes—drop—they will get atop o’ you
(Boots—boots—boots—boots—movin’ up and down again!)
There’s no discharge in the war!

We—can—stick—out—’unger, thirst, an’ weariness,
But—not—not—not—not the chronic sight of ’em—
Boots—boots—boots—boots—movin’ up an’ down again!
An’ there’s no discharge in the war!

’Tain’t—so—bad—by—day because o’ company,
But—night—brings—long—strings—o’ forty thousand million
Boots—boots—boots—boots—movin’ up an’ down again.
There’s no discharge in the war!

I—’ave—marched—six—weeks in ’Ell an’ certify
It—is—not—fire—devils—dark or anything,
But boots—boots—boots—boots—movin’ up an’ down again,
An’ there’s no discharge in the war!

Киплинг, 1922.
Вот тут неплохой, ладно, сносный перевод:
(я всё готов простить за "Пыль-пыль-пыль-пыль — от шагающих сапог")
► Показать

Аватара пользователя
Pisces
посвященный
Сообщения: 7094
Зарегистрирован: 11.09.17 10:21
Пол: Ж

Цинизм и романтика. Вместо бложика.

Сообщение Pisces » 04.08.19 04:55

Она не знала его имени, да тогда это и не имело значения. Она увидела его в лесу, он спал, озарённый мягким предвечерним светом.
Третье военное лето было на исходе.
Ей показалось, что на щеке у него блестит слеза, и это её растрогало. Она смотрела, как он спит, как на его лице густеют тени, а со щеки исчезает не то слеза, не то роса. Сначала она хотела положить ему ромашку на потрепанную шляпу и уйти. Но не ушла, её удержало какое-то терпкое, неведомое ранее томление. Она пригладила его волосы, и тогда этот большой некрасивый человек проснулся, взглянул на нее зелёным глазом и грустно спросил:
— Что ты здесь делаешь, малышка?
И тут она вдруг вспомнила, как вчера у тёмного забора целовались двое и как она им завидовала. И снова её охватило терпкое томление. Она села.
У этой истории начало далеко не так важно, как конец. Может, не следовало рвать ромашку, такую белую в траве,— пожалуй, от этого вся беда, а может, от чего другого. Может, этой Руженке Подольской вообще не следовало родиться. А может быть, и нужно всё это было для чего-то, но для чего?
— Ну, что с тобой, Белоснежка? — спросил незнакомец мягко.
А потом они любили друг друга, как заповедал господь, в этом прелестном уголке среди лопухов, в тёплой ночи. Руженка улыбалась в темноте совсем новой улыбкой, ямочка на щеке у неё углубилась, и каждая жилочка трепетала.
Так и повелось. Незнакомец приходил и уходил, в шляпе или без шляпы, мрачный или просто без улыбки, но Руженке как раз в нём и нравилась эта мрачность. Влюбилась она не задумываясь, по-женски, вся отдавшись любви, но не нашла названия для своей любви. Любовь она называла Это, а того, кто Это вызвал, — Он.
На свиданья она летела, как пчела-работница с ношею меда, и только одно её занимало: что он думал, сказав то-то, и что хотел сказать, посмотрев на неё так-то.
Пухленькой ручкой она гладила его по небритой щеке, по лбу и глазам, стараясь прочесть его мысли, но никогда это ей не удавалось. Порой она колотила маленьким кулачком по его обнажённой груди, словно стучалась в запертый дом,— напрасно. Он засыпал, положив голову ей на колени, а она смотрела на него немножко униженным взглядом и утешала себя:
«Ну зачем расспрашивать его, беднягу, раз он ничего не может сказать мне, неразумной, глупой девчонке? Наверное, он подпольщик, а они тайно поклялись молчать. А я, дура, всё мучаю и мучаю его: как тебя зовут, да кто ты такой? Любишь ли?»

И она успокаивающе и благодарно целовала его некрасивое ухо. А ночью ей снилось, что за домом на склоне у ручья она развешивает детские пелёнки.
Иногда, лежа в его объятиях, она спрашивала:
— Хорошо ли тебе со мной, Тоник? В самом деле хорошо?
Когда он уходил, она чувствовала себя страшно одинокой, ей казалось, будто в ней застряла заноза, но ни за что на свете она не вырвала бы её. Она так и не узнала о нём ничего. Только раз-другой он поминал какое-то имя, а однажды — адрес, но жадная женская память мгновенно запечатлела его. Всё вокруг дышало ароматом тимьяна и еловой смолы. Руженка шептала: «Теперь я знаю, что такое любовь, и никогда больше не нужно мне ни о чём спрашивать».

Потом этот человек стал приходить всё реже и реже. Сначала его не было неделю, потом он пропустил две недели и, наконец, целый месяц. Всякий раз, когда он снова появлялся, он твердил:
— Ни о чём не спрашивай, моя Белоснежка. Если увидишь на нашем камне лист лопуха, значит, я приду. А если его не будет, то жди, пока не увидишь. Ничего не выведывай, Руженка, когда-нибудь всё узнаешь. Всему свое время. И дуться незачем.
Он смотрел в глаза, полные укора, и эти глаза застилало слезами безрассудства и милосердия.

Случилось, что в один из июньских дней имперскому цензору, обер-лейтенанту юридической службы Валлманну, попало в руки письмо, с первого взгляда показавшееся ему подозрительным. В это время гестапо искало человека, убившего Гейдриха и оставившего забрызганный грязью велосипед на широкой улице пражского района Либень.
Обер-лейтенант юридической службы Валлманн подчеркнул толстым красным карандашом несколько фраз подозрительного письма и передал его в надлежащую инстанцию. Присяжный психографолог гестапо на основании почерка дал заключение: умеренно пастозный, в остальном нормально эротический склад характера.
Подчеркнуты были фразы:
«…Никогда я тебя не спрашивала, откуда ты. Разве я тебя спрашивала, Тоник? Милый, я знаю, это письмо большая глупость».
«Я хочу тебя видеть, Тоник, если тебя так зовут. Я до смерти соскучилась, боюсь за тебя…
…Не знаю, правильно ли я написала адрес, он случайно сохранился у меня в памяти. Я сама не знаю, что делаю. Знаю, что писать тебе нельзя, но иначе не могу. Молю бога, чтобы у меня нашлись силы разорвать это письмо. Но где взять эти силы, если я так давно тебя не видела?..»

После короткого, очень несложного расследования была сначала арестована Ружена Подольская, семнадцатилетняя дочь малоземельного крестьянина, по национальности чешка, вероисповедание римско-католическое, постоянное местожительство Лишице, район Кладно. Вслед за ней был арестован Юлиус Шмейкал, двадцати девяти лет, женатый, по национальности чех, вероисповедание римско-католическое, заведующий отделом закупки и продажи кожевенного завода «Утитц и Сыновья», Тройгендер, постоянное местожительство Крочетин, улица Адольфа Гитлера, 216.
Обоих доставили на очную ставку к комиссару доктору Эриху Юргенсу, который лично затребовал дело. Нюх старого криминалиста подсказывал ему, что это ниточка к делу исключительной государственной важности.
Так Руженка Подольская встретилась наконец со своим возлюбленным; только здесь не было ни лопухов, ни еловой смолы.
Она не могла коснуться его, но она его видела, этого ей было достаточно, чтобы быть счастливой. Доктор Эрих Юргенс посадил их друг против друга и в тихом раздумье наблюдал за ними. Его несколько озадачила радость, прячущаяся в ямочке на щеке у допрашиваемой; он встал, обошёл стол и обнаружил, что ямочка есть и на другой щеке. Потом он некоторое время любовался через окно уходящими ввысь сводами собора на противоположной стороне улицы; но в действительности он смотрел только на стекло, в котором отражались лица обоих врагов рейха.

«Девчонка недурна,— размышлял он,— ножки — как у серны; надо стрелять осторожно, эта дичь пуглива. И молоко на губах ещё не обсохло, mein Gott!
А Руженка смотрела на Юлиуса и печально говорила:
— Тоник…
Она радовалась, что они вместе умрут, раз жизнь не удалась, и думала о всякой всячине: о том, как смеются девушки у ручья, о птичьем гнезде в кустах и о том, как кудахчут куры и как подкладывают в плиту поленья. Она верила, что некоторые люди обязательно встретятся на небе. Она до боли стиснула руки и потупила глаза, сжавшись, как виноградная лоза под напором ветра.
«За всё я тебя вознагражу после смерти,— говорила она ему мысленно,— вот когда я буду только твоя, если ты не сердишься на меня за это письмо. А если и сердишься, я всё равно буду твоей».

— Итак,— сказал доктор Юргенс,— приступим к допросу. Я хочу услышать правду, и только правду. Вы писали это письмо, фрейлейн Подольская? Писали. Нет смысла отрицать, у нас есть заключение присяжного графолога. Этого господина вы, конечно, тоже знаете и не будете утверждать обратное, за вами долго следили соответствующие органы. Вам известна его противогосударственная партизанская деятельность? Вы о ней знали? Знали, нет смысла отрицать. Он ночевал иногда в месте вашего постоянного жительства? Ночевал, не будучи там зарегистрирован. Вы знаете, что он соучастник покушения на господина имперского протектора Рейнгардта Гейдриха? Знаете, он вам доверился, не так ли?

Доктор Юргенс произносил все эти слова спокойно и с видом знатока, как старый юбочник, разглядывая белые крепкие икры допрашиваемой Ружены Подольской.

«Буду молчать,— решила она,— буду молчать, как могила. Не скажу ни слова. Подожду, пока заговорит мой дорогой жених. Драгоценный мой».
И тут произошло нечто неожиданное. Этот скупщик кож, Юлиус Шмейкал, вдруг встал, не дожидаясь вопроса, и проворно бросился в ноги комиссару Юргенсу.
Комиссар брезгливо отодвинулся, однако оставил допрашиваемого в лежачем положении, которое не счёл невыгодным для ведения допроса.
Юлиус, лежа на полу, расплакался: никаких партизан он в глаза не видел, всегда был лояльным, очень лояльным, даже более чем лояльным гражданином протектората «Böhmen und Mähren», а жена его — урожденная Шмидтбергер, и родом она из Судет.

— Пан комиссар, — всхлипывал Юлиус, — произошло недоразумение, ужасное недоразумение. Пан комиссар, вы ведь психолог, это сразу видно. Взгляните на меня, пожалуйста. Разве я похож на подпольщика? Взгляните на меня, пан комиссар. Вы знаете, в чём можно притворяться, а в чём нет. Да, я этой барышне кое на что намекал, очень легкомысленно, но только для того, чтобы она меня не особенно расспрашивала. Пан комиссар, у меня ревнивая жена. Если и любовница начнёт ревновать, то что это будет за жизнь? Рейху нужна кожа, но вы, наверное, понятия не имеете, как трудно нынче доставать её…

— Значит, вы утверждаете, — произнёс комиссар, — что встречались с присутствующей здесь Руженой Подольской только с целью внебрачных половых сношений?
— Ах, господи! — воскликнул Шмейкал. — Пан комиссар, вы так прекрасно это выразили, одной фразой! Я не сумел бы так хорошо сказать. Прямо в точку попали, пан комиссар.
— Ты мне зубы не заговаривай, — сказал Юргенс. — Ну, так что же было дальше?
— Пан комиссар, мне нравилась фрейлейн Подольская. Я этого не отрицаю. Она действительно прекрасно сложена. Ради неё я ходил по девять километров туда и обратно. Разве я бы это делал, если бы она того не стоила! Но не мог же я ей рассказывать, что спешу домой к ужину, или что уезжаю закупать кожу, или что у маленького Фанды корь. Это уж не та музыка. Пан комиссар, вы ведь знаете женщин. Для них эта штука куда важнее, чем для нас, только говорить им об этом нельзя. Тогда для них это будет уже не то. Им без этого никакого удовольствия нет, да и самому-то никакой радости не будет, понимаете? Пан комиссар, вы же психолог, незачем вам это… объяснять. Им нужны слова, пан комиссар, слова, вот я и говорил слова. Если каждая перед этим спрашивает: «Любишь меня?» — что же ей ответить?

Заметив, что комиссар Юргенс слушает его с выражением молчаливого и неофициального одобрения, Шмейкал осмелел ещё больше и почти весело продолжал:
— А ещё, пан комиссар, девчонка таскала мне яйца и сало первый сорт. Бывало, я не мог удержаться, отрезывал себе ломтик, вот такой тонкий, да что я говорю, ещё тоньше; а вообще-то я всё относил детям.
— Брось ломать комедию! — заорал вдруг комиссар Юргенс.— Хватит. Где рация? С кем держал связь? Даю тебе пять минут на размышление, если хочешь уйти на своих ногах. Посмотри на меня хорошенько, я не только психолог. Я так тебе морду набью, что и твоя жена, урожденная Шмидтбергер из Судет, не узнает тебя. С кем ты был связан?

Тут взгляд его упал на Ружену Подольскую в платье голубым горошком. И он увидел её детские губы, а на них каплю крови. За спиной Руженки Подольской висела большая карта Европы, утыканная флажками где-то у Дона и Волги, а сверху, чуть вытаращив глаза, смотрел Адольф Гитлер, самый крупный скупщик кож в мире.
За окном горели витражи собора и вместе с пражским гестапо, Юлиусом Шмейкалом, лопухами, тимьяном, вместе с позором и ужасом и белыми икрами девушки вращались вокруг нашего милого солнца.

От Руженки Подольской веяло кладбищенской грустью, а кровь из прикушенной губы капнула на жёлтый казённый стол. Тогда комиссар Эрих Юргенс понял, что Юлиус Шмейкал не лжёт. И он сказал себе, что не пошлёт этого человека на казнь, потому что такой годится в сотрудники.
Несмотря на то что комиссар был действительно хорошим психологом и вдобавок математиком, он и не заметил, как во вселенной всё остановилось на тысячную долю секунды. Раздался плач под звёздами, и была новая безнадёжность во времени, но не вне его. Говорят, это случается на мгновение — даже во время войн, посреди смертей, когда маленькая женщина оплакивает Это: чей-то вечный Искус (впрочем, кто знает, вечен ли он), который начинается Искушением и кончается Испытанием.


Людвик Ашкенази

Отправлено спустя 7 минут 49 секунд:
Вот тоже его

У нас бывает немало приятелей, с которыми мы встречались только мимоходом. Они случайно промелькнули в нашей жизни, сыграли свою небольшую роль и исчезли со сцены. Произнесли, к примеру: «Граф был ранен на дуэли» или «Алёнка посылает вам сердечный привет, а больше я ничего не могу сказать». При этом многозначительно улыбнулись, или украдкой вздохнули, или просто тактично удалились, прямые и корректные.
В жизни каждого есть герои и статисты. Нам не суждено знать их подлинную роль. Тот, кого мы считали героем, часто оказывается статистом; какая-нибудь мелочь иной раз оборачивается судьбой.

Жил человек по фамилии, скажем, Покштефл. Ходил до войны в гимназию, и даже в классическую, и посему полагал, что смыслом жизни является знаменитое изречение carpe diem. Других латинских изречений он не помнил, но зато урывал от жизни сколько мог. Он легко и бурно развлекался за чужой счет; больше всего ему нравилось звонить по телефону незнакомым людям и дурачить их. Например, выдавал себя за контролера телефонной сети и заставлял простодушных старушек, которые были дома одни, измерять сантиметром телефонный провод от стены до аппарата.

А если он был в плохом настроении, то звонил от похоронного бюро и сообщал о доставке резного гроба тому, кто поднимал телефонную трубку. Он говорил:
— Ну, гроб мы вам отправляем, натягивайте саван, ложитесь и ждите.
Или объявлял:
— Будьте любезны явиться завтра в семь часов утра на Стршелецкий остров вместе с вашим попугаем. Вам обоим в обязательном порядке будет сделана прививка. Благодарю вас.

Но одному владельцу телефонного аппарата он особенно докучал. Звали его Эдуард Петушок, и был он, как тогда говорили, частновладельцем. Каждую неделю по пятницам, в три часа дня, происходил телефонный разговор такого содержания:
— Здравствуйте!
— Здравствуйте.
— Скажите, пожалуйста, пан Курочка дома?
— О нет,— отвечал после небольшой паузы интеллигентный голос.— У телефона Эдуард Петушок.
— Так, значит, Курочки нет дома? — удивлялся каждый раз паренёк.— А она снесла вам вчера яичко?
— Нет, не снесла, — вежливо отвечал спокойный голос. — А вы, пан гимназист, любите яички?
— Терпеть не могу, — заявлял паренек. — Очевидно, я не туда попал.
Покштефл вешал трубку и потом целую неделю с радостью предвкушал, как он снова позвонит пану Петушку в следующую пятницу, в три часа дня, и попросит к телефону пана Курочку.

Пан Эдуард Петушок всегда был неизменно вежлив и спокоен. Он ни разу не назвал гимназиста бездельником, или озорником, или, что ещё хуже, молодым человеком. Телефонную трубку он всегда клал очень деликатно.
Наш паренек жил и, следовательно, взрослел. Он успешно преодолел переходный возраст, пору возмужания и, наконец, сдал экзамены на аттестат зрелости и поступил в университет. У него появился сочный, прямо-таки чарующий баритон. Каждое утро он брился.

А мир, имевший на него неведомые виды, продолжал независимо развиваться.
Вскоре посыпались первые бомбы. Это было в Польше.
Потом наступило 17 ноября 1939 года, и пан Петушок напрасно ждал телефонного звонка в пятницу в три часа. Короче говоря, из концлагеря не позвонишь. Так что наш молодой человек исправился хоть в этом смысле.
Всё, что с ним произошло,— тема для другого рассказа или романа. Отчасти ему повезло, отчасти он сумел приспособиться, такой уж он был пройдоха. Он выжил.

Вернулся он в Прагу 11 мая, в пятницу, без десяти минут три. И сказал себе:
— Вместо того, чтобы придумывать, как начинать жизнь заново… всё равно ничего не придумаю… вместо того, чтобы ломать себе голову над этим, начну-ка я с того, что позвоню пану Петушку. Это единственный номер, который я помню.
Он вошёл в будку автомата — ещё серого военного цвета. Рука у него дрожала, но тут уж ничего не поделаешь. На лице у него появилось прежнее выражение лукавого озорства и ехидного злорадства. Он набрал номер.
— Здравствуйте!
— Здравствуйте.
— Скажите, пожалуйста, пан Курочка дома? — произнёс он и чуть не заплакал.
На другом конце провода долго молчали, а потом воскликнули:
— Значит, ты жив, озорник? Это же замечательно!
— Жив, пан Петушок, — сказал бывший студент и тут только почувствовал, что к нему возвращается жизнь. Он понял это по учащённому пульсу и по душившей его радости. Он услышал, как поёт его тело,
— Должна же у вас быть где-то курочка, — сказал он. — Не снесла ли она вам вчера к завтраку яичко?
— Как же, снесла, снесла! — проговорил старый пан Петушок.— Вчера снесла, негодница. Чудесное белое яичко. Приходите, пан озорник, я сварю вам его всмятку!
Вот и всё, — а впрочем, кто знает?



Чё то плачу

Ветвистый канделябр
бывалый
Сообщения: 696
Зарегистрирован: 29.07.19 12:46
Пол: Ж

Цинизм и романтика. Вместо бложика.

Сообщение Ветвистый канделябр » 24.04.20 06:37

Aspirin, я к тебе! Спасибо за тему!!
Не поверишь (а может тебе и пох)) - всю неделю хожу с мыслью создать тему с примерным названием "лучшая литература рождается на стыке романтики и цинизма"!! Останавливало только то, что мне мягко намекнули, что я слишком уж плодовита (во всех смыслах) и стоит воздержаться от открытия новых тем.
А тут прям дословно так и называется!))
Вижжу!

Pisces, еще не прочла, но уже хочу поблагодарить, т. к. твои слезы дорогого стОят.
Pisces писал(а):
04.08.19 05:03
плачу
Отправлено спустя 14 минут 32 секунды:
Aspirin писал(а):
23.04.19 11:09
И ежели кто-то построит ворота –
Бараны выходят тотчас на работу
Гениально! Про меня)

Отправлено спустя 14 минут 8 секунд:
Aspirin писал(а):
19.03.19 18:31
Между тем, ... человек может изготовить Жизнь прямо у себя
в постели.

Отправлено спустя 14 минут 54 секунды:
Aspirin писал(а):
22.03.19 21:27
трясут индюшачьей соплей:
Вроде и нету сопли, а вот в камере видно,
Взять бы тебя за неё –
и башкой приложить об асфальт!
перешлю своим старшим инста-няшкам, чтобы вовремя остановились и ногу треугольничком не ставили.
Спасибо за Степанцова, никогда бы не подумала и уже не узнала бы)

Отправлено спустя 2 минуты 9 секунд:
Aspirin писал(а):
18.05.19 10:35
Папа Лёша Бармутов
это ты?

Отправлено спустя 6 минут 40 секунд:
Внесу свои 5 копеек:

НАМ НЕ ДАНО ПРЕДУГАДАТЬ,
НО НАМ УГОДНО НАРЫВАТЬСЯ.

капс не ради пафоса, а чтобы выделить "произведение" среди восторженной трескотни.

Отправлено спустя 14 минут 5 секунд:
Aspirin писал(а):
04.05.19 15:28
мы получим, что получится.
вот же кайф!

Отправлено спустя 16 минут 45 секунд:
ШЕДЕВРЫ РОЖДАЮТСЯ ОТ СЛУЧКИ РОМАНТИКИ И ЦИНИЗМА.

Аватара пользователя
Aspirin
аксакал
Сообщения: 4281
Зарегистрирован: 25.08.17 13:22
Откуда: Москва
Пол: М

Цинизм и романтика. Вместо бложика.

Сообщение Aspirin » 25.04.20 21:48

Епта.
Вы тут чё, вотку епашите?
Проснулись? Засранцы.
Ветвистый канделябр писал(а):
24.04.20 08:00
это ты?
Это не я. Папа Лёша Бармутов умер.
Извините.
Ветвистый канделябр писал(а):
24.04.20 08:00
Aspirin, я к тебе! Спасибо за тему!!
Да на здоровье.
Я вотпрям в моменте хочу помыться.
Неделю не мылся

Да ёпта. Папу Лёшу вспомнили.

Отправлено спустя 8 минут 42 секунды:
Ветвистый канделябр писал(а):
24.04.20 08:00
Спасибо за тему!!
Да на здоровье.

Загугли, я по памяти:
Над нами летают балконы и крыши
чугунные люки и рыбный пирог,
и нас опускают
всё выше и выше,
и мы, словно глюки,
возносимся вбок.
:D

Отправлено спустя 1 минуту 45 секунд:
Если чё - я сух чист и зоёпан.

Ветвистый канделябр
бывалый
Сообщения: 696
Зарегистрирован: 29.07.19 12:46
Пол: Ж

Цинизм и романтика. Вместо бложика.

Сообщение Ветвистый канделябр » 25.04.20 23:11

Aspirin писал(а):
25.04.20 21:58
сух чист и зоёпан.
горячего молочка и - спать!)

Ветвистый канделябр
бывалый
Сообщения: 696
Зарегистрирован: 29.07.19 12:46
Пол: Ж

Цинизм и романтика. Вместо бложика.

Сообщение Ветвистый канделябр » 22.06.20 18:11

Сегодня сочинилось:

Не бывает обоюдоостро.
Это в лучшем случае - притворство.
Мачо независим, крут и значим.
Мы же, Бабы, плачем/плачем/плачем...

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость