Угроза вторжения - Маркеев Олег Георгиевич (2000). Первая книга из цикла о Страннике

Все о литературе. Отечественной и зарубежной. Классики и современники.
Обсуждение, мнения, комментарии.
Собственные произведения.
Ответить
Аватара пользователя
Волшебник
посвященный
Сообщения: 6203
Зарегистрирован: 14.12.13 01:40
Пол: М

Угроза вторжения - Маркеев Олег Георгиевич (2000). Первая книга из цикла о Страннике

Сообщение Волшебник » 12.01.22 08:08

"Занимательные страницы"

Изображение
.
АННОТАЦИЯ
Первая книга из цикла о Страннике – «Угроза вторжения».
Москва, 1994 год, канун первой Чеченской.
Кучка жалких пигмеев, волей случая залезшая на Российский трон, рвет на части и распродает остатки великой державы. Главный герой срывает аферу по перекачке на Запад огромной суммы денег – операцию, в которой задействованы члены тайных обществ, спецслужбы и лица, приближенные к верхам.
Книга, написанная в жанре мистического реализма, вводит нас в мир сегодняшнего дня.
От чего зависит мировая история на самом деле?
Таковы ли истинные причины происходящих событий, какими они выглядят для непосвященных?
Вместе с бывшим военным разведчиком Максимом Максимовым читатель узнает долю правды.



ЗАНИМАТЕЛЬНЫЕ ОТРЫВКИ

Странник
Много лет назад человеку, принявшему после обряда Посвящения имя Олаф, в память о Князе Севера, своей кровью освятившем договор у Белой Горы, было сказано: «Отныне и навсегда твоя жизнь и воля становятся жизнью и волей Ордена. Твои дети, где бы и от кого бы они ни родились, отныне и навсегда находятся под опекой Ордена. Наши знания и наша сила отныне и навсегда становятся твоими. Пусть твой выбор ведет тебя к победам, которые умножат славу Ордена. Твое поражение станет для нас испытанием, твое предательство — нашим позором. Помни, Крылья Орла способны поднять тебя к небесам. Когти Орла способны вырвать сердце».

Олаф выбрал самый трудный путь — Путь Одинокого Воина. Он стал Странником, человеком, не включенным в боевые группы Ордена. Странник всегда и везде действует в одиночку, ему поручают самые сложные задания, где риск превышает все допустимые нормы. Оставаясь один на один со своей судьбой и врагом, он принимает бремя опасности на себя, выводя из-под удара тех, кто с ним связан. Странник или побеждает и идет своим путем Одинокого Воина дальше, к новым испытаниям, или гибнет, и с его смертью обрывается тонкая нить, связывающая его с Орденом.
Идея и Золото
— Это и есть знаменитое «золото СС». — Учитель покачал на ладони брусок, от сглаженных граней которого во все стороны сыпались тусклые лучики, и передал Максимову. — Возьми, Олаф, держи в руках и слушай меня. Когда потребуется вспомнить мои слова, представь себе этот слиток. Такое не забывается. Не много найдется людей, державших в ладонях столько золота, а золота из казны «Черного Ордена Мертвой головы», как на самом деле называлась организация СС, в мире единицы. Ты запомнишь это на всю жизнь, а вернувшись к этой «зарубке памяти», дословно вспомнишь мои слова.

Золото — это власть. В давние времена правители украшали головы золотыми коронами как символами божественной власти. И это было правильно, потому что лишь благородному металлу дана власть вызывать к жизни, материализовать то, что до этого обреталось лишь в сфере Духа. Эта «магия королей» жива и сейчас, в наш век, разменявший слитки металла Солнца на ворох разноцветных бумажек. Можно возводить города, можно обречь целые народы на голодную смерть, можно осушить моря и собирать небывалые Урожаи. Стоит лишь прикоснуться ко всему сущему золотым слитком — и вершится чудо.

Но так думают лишь профаны, не допущенные к истинным тайнам. Слушай, Олаф! Золото мертво и бесполезно, пока не соединилось с Идеей. А Идея приходит в наш мир неведомыми путями и живет вечно, намного переживая ее проповедников, распятых на крестах. «Рукописи не горят, книги живут вечно, эхо произнесенных слов не затухает никогда», — ты знаешь эту истину. Раз явившаяся в мир Идея уже не исчезнет никогда. Она, как зерно, спит до срока в людских головах и просыпается лишь тогда, когда на него прольется живительный золотой дождь.

Именно в этот миг и вершится «священный брак». Идея, соединившись с Золотом, превращается в силу, способную перевернуть мир. Энергия соединяется с Информацией — так и рождается новое, обрекая на смерть старые формы жизни. Изменения происходят столь быстро, что ошарашенному их вихрем обывателю кажутся чудом. Это и есть чудо, сотворенное «магией королей». Еще вчера страна лежала в руинах и до рвоты пила горькую чашу поражения, а сегодня уже колонны желающих покорить мир маршируют у Бранденбургских ворот. Еще вчера страна заходилась в агонии братоубийственной бойни, а сегодня полуголые, полуголодные люди возводят заводы, исполинской мощью затмевающие пирамиды Египта. Не зная о «магии королей», никогда не понять сути великих войн, революций и возрождений из руин. А все это вершит Идея, соединившаяся с Золотом.

А теперь главное. Посвященным известна колоссальная мощь, сокрытая в золоте и в идеях. Они подобны двум половинкам заряда ядерной бомбы. Взрыв должен произойти в нужное время и в нужном месте. Именно поэтому до известного срока части «бомбы» хранятся отдельно. Кто-то хранит и приумножает золото, кто-то развивает и внедряет в головы Идею. Та часть золота, что идет на приручение, обучение и питание «умных голов» в избранной для «взрыва» стране, называется «капитал влияния». Он действует подспудно, день за днем, год за годом подтачивая и отравляя Идею, создавшую эту страну. А когда она смертельно ослабеет, «умные головы» в оплаченных статьях и книгах начинают проповедь новой Идеи, а следом уже идут лавинообразные инвестиции «основного капитала». Это и есть та самая «идеологическая война», о которой тебе, наверное, прожужжали все уши. На самом деле ее ведут между собой «братства посвященных» и Ордена, принявшие на себя ответственность за ту или иную часть мира.

Представь себе трубопровод, оплетший своей паутиной весь мир. Это и есть мировая финансовая система. По сути, она не принадлежит никому. Она общая для всех «братств». В ее трубах несутся, иногда перемешиваясь, «капиталы влияния», «золото партий» и «сокровища» канувших в Лету рейхов. В финансовой системе действует «водное перемирие», как у зверей в джунглях, пьющих из одного источника. Таких слитков, как ты держишь в руках, в банках Латинской Америки тысячи, еще больше лежит в хранилищах швейцарских банков. Есть они и в гордящейся демократией Америке. Но никому не придет в голову их конфисковать. Нет, на эти капиталы исправно начисляют проценты. Это золото спит до поры, как зверь, в холодных норах хранилищ. Но стоит где-нибудь в мире ожить Идее, как спрут тут же оживает и тянет к ней свои позолоченные щупальца.

Запомни, Олаф! Сожми этот мертвый золотой кирпич в ладонях и накрепко запомни!
Как только на нашу часть мира проникает «капитал влияния». Орден объявляет состояние «угрозы вторжения». Ты военный человек и знаешь, что это такое. «Угроза вторжения» — это миг до войны. Как на всякой войне, на нашей — тайной — хороши любые средства. И ты, Олаф, и я, любой, принявший присягу Ордену, не остановимся ни перед чем. Потому что опять настает время убивать, и некогда считать убитых. «Угроза вторжения» — это миг, когда Орел выпускает когти.
Думай!
«Думай, Макс! Пока есть время — думай!» — приказал он себе.

Он вспомнил сформулированное с армейской прямотой правило. Его автора, своего первого начальника разведотдела подполковника Сербина, Максимов вспоминал с доброй улыбкой. Крут был мужик, такой по колено в крови стоять будет, а голову не потеряет, в секунду родит очередное правило выживания, обязательно убийственное по своей простоте и цинизму. Армейская среда, соловеющая от монотонности и бестолковости жизни, привечает подобных любителей родной словесности и борцов за правду-матку. С ними как-то веселее, а в трудную минуту нет беспощадней бойца и надежнее друга.

«Запомни, щегол, — сказал он как-то раз еще молодому лейтенанту, командиру третьей группы глубинной разведки Максимову. — Разведка бывает силовая и лобовая. — Он постучал себя кулаком но крутому лбу. — Трясти задницей по лесам и подрывать вместе с собой объекты даже Бобик сможет. Если ему к хвосту гранату присобачить. Научись работать головой, сынок. И тебе цены не будет. Для тупых, но исполнительных эвакуация не положена. А за умницу, способного добывать ценные сведения, я такую операцию спасения закачу, чертям тошно станет! Работай головой, волчонок, приучи себя думать постоянно! Только так можно выжить. Только тогда ты станешь не пушечным мясом, а ценным кадром. А таких любят и берегут».
Дома Скорби
— Раньше психушки называли «домами скорби». Знаешь, почему? — прошептал он.
— Нет.

Здесь конец всему. Дальше — пустота. Бездна. Эти люди не больны. Они заглянули в бездну, и она навсегда опалила их разум. Они скорбят по концу всего, что мы считаем бесконечно возобновляемым. Дальше жизни нет, и они это знают.
— А что есть?

— Другая жизнь. Но там нет места для нас. Тихо-помешанные живут на пограничной полосе. Буйные, пока есть силы, пытаются прорваться в ту или иную сторону. Раньше это знали, хоти слова «психиатрия» еще не придумали. Считали, что человек, заглянувший в бездну, навсегда потерян для этого мира. Но его скорбящей душе открыто многое, что не дано простым смертным. Поэтому и привечали юродивых, сумасшедших и шаманов.
Чрезвычайный Принцип
— Лихо сказано! — Из-за слепящей завесы вынырнуло облачко дыма — Настя тоже закурила. — Кирилл Алексеевич, и все же почему мафия непобедима?
Журавлев глубоко затянулся «Примой», выдул дым в сторону:
— Было время, когда я так не считал. И не только по долгу службы. Был убежден, что нанести смертельный удар можно.
— Уничтожить?

— Нет. Под корень уничтожить можно только в условиях чрезвычайного положения. По спискам, без суда и следствия. Вы Камю не читали?
— Еще застала моду.

— У него в «Чуме» есть прекрасный эпизод. Как только в городе вспыхнула эпидемия и он оказался отрезанным от всего мира, ночью полиция арестовала четыреста уголовников, вывезла за город и расстреляла. Демократия в действии. Пока была нормальная жизнь, с ними играли в бирюльки. Пришла чума — ради покоя всех под нож пустили сотню-другую неблагонадежных. Жестоко? А разве не жестоко отдавать город на откуп уголовникам? По регламенту «особого периода» можно излечить практически все социальные болезни.

— А цена?
— При гриппе вы принимаете таблетки и, надеюсь, не думаете о судьбе маленьких беспомощных вирусов и их детишек, да? Жизнь одних покупается ценой смерти других — это закон. Поэтому рассуждать о цене можно до бесконечности. Если, конечно, вы остались в живых. Уж коль скоро за победу нужно заплатить энным числом жизней, то почему это должны быть жизни лучших членов общества? Последующие поколения склонны к морализаторству. Готов поверить, что они искренне хотят стать лучше своих отцов. Но при этом не следует забывать, что сами-то они существуют исключительно благодаря допущенной несправедливости, на которую они так ополчились.
КГБ против МВД
• — Выходит, клюнули, сволочи! Да, кстати, кто в банке шеф безопасности?
— Из бывших ментов.
— Это хорошо. Чужих не жалко. — Подседерцев, как все служившие на Лубянке, относился к милиции с нескрываемым презрением, как индийский брахман к касте неприкасаемых.

..........

• — Он там ничего не решает, — усмехнулся Гаврилов. — Командует безопасностью в МИКБ некто Яровой. Из бывших ментов. Был бы из наших, можно было бы найти общий язык. Но с милицией нам связываться — себя не уважать, так, Кирилл Алексеевич?
— Ни фига не изменилось, — покачал головой Журавлев. Он еще помнил времена, когда конкуренция МВД и КГБ дошла до такого накала, что за несанкционированный контакт с работником милиции, пусть даже со старым школьным другом, любого опера ждала головомойка вплоть до увольнения. Пришло время, и МВД отыгралось за андроповские чистки, делегировав своего Баранникова во взятый демократическим приступом Большой дом на Лубянке. Большего унижения, чем Председатель из бывших ментов, для комитетских придумать было невозможно.


..........

• Самсонов оказался прав, через семь лет Гаврилов со злорадством прочитал об аресте директора Елисеевского гастронома. Андропов, придя, наконец-то, к власти, как капитан на тонущем судне, для наведения элементарного порядка приказал показательно вздернуть на рее первого попавшегося. Директора под улюлюканье толпы приговорили к расстрелу. И вообще, недолгое андроповское правление Гаврилов вспоминал как непрекращающийся праздник — один вид красных корочек валил на колени любого.

..........

• — А тебя никто не подозревает? — влепил заранее подготовленный вопрос Белов.
— Не понял? — Яровой заметно вздрогнул, краска в миг слетела с его лица.
— Что, разом взбледнулось, Арсений? — усмехнулся Белов. — Так уж сложно допереть, да? — Он пальцем, как крючком, зацепил воротник рубашки Ярового; рванул; когда тот ткнулся головой ему в плечо, Белов до хруста сжал липкую шею Ярового. — Тихо, мент! — прошептал он в самое ухо. — К тебе приходили от того питерского мужика?
— Да, — просипел Яровой.
— И ты им помог закадрить мальчика из депозитария?
— Нет! Без меня обошлось, клянусь, без меня!!
Белов оттолкнул его от себя, вытер о пиджак испачканные в испарине руки.
— Ты им, сучара, в Питере подписку о сотрудничестве дал. Я не спросил, а ты промолчал. Надеялся, что Белов лопухнется. Я с таких, как ты, при Андропыче, светлая ему память, погоны с мясом срывал.
— Вспомнил! — сплюнул Яровой. Белов прищурился, но промолчал. Достал из кармана листок, положил перед Яровым.
Выход страха
• Пуля вошла по косой в левую половину груди и размозжила лопатку. По темно-зеленому сукну куртки растекалось бордовое пятно.
— Что ты за человек, Макс? — прошептал Гаврилов, отвернувшись. Плечи его несколько раз судорожно вздернулись. Борясь с подступившей тошнотой, он надсадно закашлялся, вжав ладонь в живот.
— Нормальный. — Пока Гаврилов не видел, он быстро щелкнул вверх предохранитель на пистолете Стаса, вложил на место боек. Вернул флажок в исходное положение и передернул затвор. — Ого! Наш Рэмбо патрон в стволе держал. Возьми на память. — Он поставил на крышу машины желтый цилиндрик с круглой головкой. — Пуля, которая не убила, — лучший талисман.
— Все меня сдают. Всю жизнь… Одни суки кругом! — Из Гаврилова начал выходить страх. — Никому не верю. Никому! Падлы, скоты!!
— Ты бы не голосил на весь лес, — оборвал его Максимов. — Линять пора.
— Не верю! Слышишь, никому не верю. — Гаврилов затрясся и длинно вздохнул через сжатые зубы. — Тебе верю… Вот тебе верю! Ты сам по себе. Никто тебе не нужен.

........

• — Ну, старый! — Белов затрясся нервным смехом. — Ой, не могу… — Он вытер повлажневшие глаза. — Димка, принимай сосуд. С крещением!
— Э, нет. — Барышников задержал фляжку и улыбнулся повернувшемуся к ним Дмитрию. — За крещение он завтра поставит. А сегодня мы его, голубя сизого, просто лечим.
Потом курс лечения продолжили в отделе, уже за полночь, когда расколовшегося до сопливого всхлипывания Рафика отправили отдыхать в камеру. Дмитрий пил, не пьянея. Хмель никак не мог пробиться через нервную лихорадку, все еще не отпускающую тело. Сколько было выпито и под какие тосты, так и не запомнил.
(…)
Дмитрий наморщил лоб и вдруг почувствовал, как же холодно и неуютно на этой открытой всем ветрам бесхозной без памятника площади. Домой не хотелось, хоть вой. Там, в полупустой холостяцкой квартирке, было так же холодно и неуютно.
— На «Динамо», — вдруг решил он.
— Хорошо, что не в Орехово-Борисово. Живешь на «Динамо»?
— Нет. Девушка.
(…)
Настя открыла дверь и тихо присвистнула.
— Недурно, молодой человек! Чтобы вы знали, в наше время даже совместно проведенная ночь не является поводом для панибратства. А мы с вами только в кафе посидели. Почему без звонка?
Дмитрий привалился к косяку, с трудом сглотнул вязкую горькую слюну. Страх выходил муторно, как прорвавшийся гной из запущенной раны. Пока сидел среди мужиков, еще держался. Стоило остаться одному — началось.
— Что случилось? — Она прижала распахнувшийся на груди халат.
— Плохо. — Он облизнул шершавые губы, поморщился — и на них был этот мерзкий желчный привкус.
— Господи, вползай уж! Не помирать же на пороге.
Она потянула его за рукав, он покорно сделал шаг через порог и тут же медленно осел на пол. Настя захлопнула дверь, присела на корточки, заглянула ему в лицо:
— Ты чего, Дим?
«Слава богу, решили не играть, и она знает меня как молодого опера, бывшего подчиненного Белова. Слава богу, ей можно сказать. Мужики толстокожие, как бегемоты, а она поймет», — пронеслось в голове.
— Дим, не молчи! Что случилось?
— Сначала не было страшно. А теперь вот. Скрутило. — Он попытался улыбнуться, но ничего не вышло.
Настя недоверчиво покосилась на него. Прикусила нижнюю губу — привычка осталась с детства.
— Нет, не врешь. У папы такое лицо было. Он один раз влетел поздно вечером, заставил взять самое необходимое и отвез куда-то за город. Я еще маленькая была, лет шесть. Жили в деревенском доме. Отец появился через неделю. Я вышла на улицу, а он сидит на скамейке и курит. А лицо — вот как у тебя сейчас. Не хотел в дом входить, пока страх из него не выйдет. — Она провела ладонью по его лоснящемуся от липкого пота лицу. — Сильно досталось, да?
— Граната не взорвалась, — выдохнул Дмитрий.
Ее рука чуть дрогнула.
— Да, любите вы, мужики, приключения на свои задницы искать. Хлебом не корми, дай звезду Героя получить посмертно. Ох уж, горе мое, ползи на кухню! — Настя легко выпрямилась. — Что смотришь? Пить будем. За славу русского оружия и красоту присутствующих дам. Судя по запаху, тебя уже лечили, но, видно, ошиблись в дозе.
Он проснулся, когда за окнами едва засинело небо. Лежал, прислушиваясь к дыханию спящей рядом Насти. Вспомнил слова Белова и прошептал: «Седьмое небо».
.
ОТ АВТОРА
Подлинная история мира - это история тайных обществ. Завеса тайны навсегда скрывает от глаз непосвященных истинные мотивы и механизмы катаклизмов, которые мы, не зная другого определения, называем историческими событиями. От людей, как сейчас принято выражаться, пожелавших остаться неизвестными, мне стали известны лишь несколько фактов об Ордене Полярного Орла.

За Орденом стоят те, кто называет себя Князьями Севера. Очевидно, это закрытый круг лиц, хранящих традиции, магию и секреты управления тех, кто пришел на землю славян с викингами Олегом и Игорем, ставшими князьями Руси. Есть основание полагать, что с этого недооцененного историками события и началась подлинная русская История. Это было истинно магическое действие, свершенное князем Олегом, по прозвищу Вещий, то есть наделенный даром ясновидения.

На протяжении последних столетий Князья Севера, оставаясь в тени, воздействуют на ход исторических событий на территории, которую по праву считают своей. Но желающих «княжить и володеть» Россией всегда было в избытке. Тайная война с ними не затихает ни на час. Как во всякой войне, Князья терпят поражения и одерживают победы. И это
все, что можно узнать о них. Остальное - тайна за семью печатями.

Об Ордене удалось узнать несколько больше. Орден Полярного Орла является боевым отрядом, дружиной Князей Севера. Второе, употребляемое только в узком кругу название Ордена - Стража.

О мере проникновения Ордена в государственные институты, прежде всего - в спецорганы, судить сложно. Как одну из версий, можно допустить, что он изначально был создан в рамках одной из многочисленных организаций, имеющей разведывательные и контррразведывательные возможности. Либо - Князья Севера скрытно, через членов Ордена, выдвинутых на ключевые посты, используют возможности государственных секретных служб в собственных интересах.

Об одной из битв Ордена - а тайная война между тайными обществами не затихает даже тогда, когда измученные видимой войной народы наслаждаются миром - и пойдет речь в этой книге.

Правда здесь соседствует с вымыслом, подлинные имена действующих лиц изменены, а возможные совпадения абсолютно случайны.


.
ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ
https://fantlab.ru/work131945

.
АУДИОКНИГА
https://rutracker-org.appspot.com/forum ... ?t=4449784

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость